config

Просмотреть рейтинги Украины

ТОП-10 материалов

Дешёвый хостинг и домены

Hosting Ukraine
образование в современном мире

Дороговизна высшего образования, изменения на рынке труда и новые технологии перевернут традиционные вузы с ног на голову.

Высшее образование - одна из историй успеха государства всеобщего благосостояния. То, что прежде было привилегией немногих, стало достоянием всего среднего класса, в основном благодаря поддержке государства, пишет The Economist.

Около 3,5 млн американцев и 5 млн европейцев в этом году получат дипломы вузов. Университеты процветают в развивающихся странах: в Китае за 20 лет появилось около 30 млн новых учебных мест. Хотя высшее образование мало изменилась со времен Аристотеля и его афинского лицея: студенты все еще собираются в назначенное время в назначенном месте, чтобы послушать мудрейших наставников.

Но сегодня в сфере образовния началась революция, вызванная тремя силами: подорожанием обучения, изменением спроса и подрывными технологиями. Вследствие этого университет станет совсем другим.

Высшее образование страдает «болезнью» Баумоля: тенденции к резкому повышению затрат в трудоемких секторах при застое производительности. Если цены на автомобили, компьютеры и многое другое резко снизились, то вузы, защищены государственным финансированием, и охота работодателей на дипломы дали возможность постоянно поднимать цену на те же услуги. На протяжении двух десятилетий стоимость обучения в американском колледже ежегодно возрастает на 1,6 процентного пункта быстрее, чем инфляция.

Для большинства студентов университет имеет огромное значение. Взять хотя бы тот факт, что диплом о высшем образовании увеличит доход, полученный в течение жизни, аж на $590 тыс. Но для все более заметного количества юношей и девушек, которые глубоко залезли в долги (особенно тех 47% в США и 28% в Британии, которые бросают учебу, не окончив), это просто потерянные деньги. Тогда как государство демонстрирует все меньше готовности компенсировать затраты. В Америке от 2007 до 2012 года государственное финансирование для одного студента уменьшилось на 27%, а средний размер оплаты за обучение с поправкой на инфляцию вырос на 20%. В Великобритании плата за обучение, которая два десятка лет была близкой к нулю, сейчас может достигать £9 тыс. ($15 тыс.) за год.

Другой двигатель изменений - рынок труда. В стандартной модели высшего образования студенты - это молодежь в возрасте от 20 лет, для которой диплом является пропуском в высший профессиональный мир. Но автоматизация производства начинает отражаться на офисных работниках так же, как некогда на рабочих профессиях. Исследования Оксфордского университета свидетельствует, что 47% профессий могут вполне автоматизуваться за несколько следующих десятилетий. Если инновации будут уничтожать одни рабочие места и менять другие, людям придется всю жизнь совершенствовать собственный профессиональный капитал.

Даже сами собой эти две силы уже вызвали бы изменения. Третья - технология - свидетельствует о том, что преобразований не избежать. Интернет, который в корне изменил бизнес, начиная с газет и заканчивая музыкой и розничной книжной торговлей, перевернет с ног на голову и высшее образование. Уже сейчас Массовый открытый онлайн-курс (МООС) предлагает студентам возможность слушать лекции известных преподавателей и получить диплом гораздо дешевле, чем обычный университет.

МООС заработал 2008 года и, как это часто бывает с подрывными технологиями, пока не оправдал себя. Главная причина в том, что из-за отсутствия аккредитации многие студенты отказываются от обучения. Но ситуация меняется благодаря привлечению частных инвесторов и уже имеющихся вузов. Coursera, провайдер таких услуг, например, заявляет про 8 млн зарегистрированных пользователей. Хотя ее курсы бесплатные, в прошлом году она заработала первый миллион долларов после того, как объявила о возможности получения платного сертификата о прохождении курса. Стоимость услуги - от $30 до $100. Другой провайдер, Udacity, вместе с американской телекоммуникационной компанией AT&T и Технологическим институтом штата Джорджия предлагает онлайн-магистратуру по компьютерным наукам, который стоит менее чем треть традиционного обучения по такой же программе. Гарвардская школа бизнеса вскоре откроет подготовительный онлайн-курс MBA стоимостью $1500. В Starbucks способствуют работникам компании, которые желают получить диплом университета штата Аризона на онлайн-курсах.

Возникновение и деятельность МООС будет иметь разные последствия для разных вузов. Пострадают не все. Оксфорду и Гарварду это может быть на пользу. Люди с амбициями всегда будут хотеть учиться в лучших университетах, чтобы знакомиться с себе подобными, а цифровая экономика склонна выводить на ведущие позиции ограниченное количество крупных игроков. Известные имена смогут продавать свои собственные МООС во всем мире. А вот посредственные вузы, не исключено, постигнет судьба многих газет. Если с рынком высшего образования будет то же самое, что случилось с газетным протяжении последних 10-20 лет, их доходы сократятся более чем наполовину, количество рабочих мест в этой сфере - почти на 30%, и свыше 700 учебных заведений закроются. Другим для того, чтобы выжить, придется полностью перестраиваться.

Новый термин

Как и все другие, революция в высшем образовании требует жертв. Много больших и малых городов зависят от университетов. МООС определенным образом усилит неравенство и среди студентов (талантливым будет гораздо легче, чем тем кто слабее, за пределами структурированной вузовского среды), и среди преподавателей (лекторы-суперзвезды будут зарабатывать сказочные состояния на зависть менее харизматичным коллегам).

Политики неизбежно будут вынуждены тормозить эту революцию. Им следует помнить, что государственное финансирование должно приносить пользу обществу в целом, а не защищать профессоров с постоянными контрактами от конкуренции. От радикальной перестройки университетской системы пользы будет гораздо больше, чем вреда.

Студенты из богатых стран будут иметь доступ к высшему образованию по меньшим ценам и с большими выгодами. Гибкость системы МООС привлекает и старшее поколение, которому нужна переквалификация: провайдер edX заявляет, что средний возраст его американских онлайн-студентов - 31 год. В странах, которые развиваются, онлайн-курсы также дают возможность государствам вроде Бразилии догнать и обогнать Запад, предложив более дешевое высшее образование. Кроме того, образование уже стало глобальным рынком: именно благодаря онлайн-курсам Массачусетский технологический институт «открыл» чрезвычайно одаренного подростка из Монголии на имя Баттушиг Мянгабаяр. А еще, вместо того, чтобы латать старые модели, государство должно улучшать работу новых. Это можно сделать через поддержку общих стандартов аккредитации. Например, в Бразилии студенты по окончании обучения сдают государственный экзамен. В большинстве западных стран было бы также целесообразно иметь единую независимую организацию для сертификации экзаменов.

Обновить такой древний институт будет нелегко. Но это действительно может дать лучшее образование гораздо большему количеству людей. В конце концов, не так уж и часто случается настолько удачный момент, где пересекаются необходимость и возможность, пишет The Economist.