config

Просмотреть рейтинги Украины

Дешёвый хостинг и домены

Hosting Ukraine

14 сентября 2012 года Проектная группа «B» по реформе Европейского Суда по правам человека (Drafting Group ‘B’ on the Reform of the Court, GT-GDR-B) Руководящего комитета по правам человека (Steering Committee for Human Rights, CDDH) Комитета Министров Совета Европы одобрила проект Протокола N 15 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Протокол призван реализовать часть решений, направленных на реформу перегруженного жалобами Европейского Суда по правам человека, которые были приняты на прошедшей в апреле 2012 года в английском Брайтоне третьей Конференции высокого уровня о будущем ЕСПЧ и включены в Брайтонскую декларацию.

Наиболее примечательным положением проекта нового Протокола является, конечно, сокращение с шести до четырех месяцев предусмотренного пунктом 1 статьи 35 Конвенции срока на обращение с жалобой в Страсбургский Суд.

Напомню, что в предложенном Великобританией первоначальном проекте Брайтонской декларации (см. пункт 23(а) речь шла о сокращении указанного срока до «двух, или трех, или четырех месяцев». Поэтому принятый в итоге вариант является не самым худшим. С другой стороны, не могу не обратить внимание, что одновременно с уменьшением срока на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека Брайтонская декларация призывает рассмотреть вопрос о возможности подачи жалобы в Страсбургский Суд онлайн, по интернету (с сохранением при этом традиционного способа обращения по почте). Более того, уменьшение срока на обращение с жалобой в принципе объяснялось развитием цифрового общества и быстрых средств коммуникации. Во всяком случае, именно на это Страсбургский Суд ссылался в своем Предварительном мнении, касающемся проекта Брайтонской декларации (язык — английский, формат — PDF), соглашаясь «значительно уменьшить срок» для подачи жалобы. Хотя, откровенно говоря, мне трудно понять данный аргумент, принимая во внимание, что скорость средств связи в настоящее время никоим образом не влияет на течение срока для подачи жалобы в Европейский Суд по правам человека: если речь идет о коммуникации с самим Страсбургским Судом, то срок считается пресеченным в момент отправки жалобы, а не когда она получена Секретариатом, если же имеется в виду скорость получения заявителями окончательного внутригосударственного решения по делу, то срок на подачу жалобы в Страсбургский Суд может (а в ряде случаев, по сути, должен) исчисляться не со дня вынесения такого решения, но со дня получения его копии заявителем или его представителем, что прямо признано в практике ЕСПЧ. Поэтому остается только надеяться на то, что Европейский Суд по правам человека не планирует признавать днем, пресекающим течение срока подачи жалобы, день ее получения Секретариатом Страсбургского Суда (такой подход используется применительно к обращениям о передаче дела в Большую Палату).

Изменение принципа, согласно которому срок может исчисляться со дня получения копии окончательного решения по делу, едва ли возможно, т.к. это фактически позволило бы государству избегать международной ответственности, просто затягивая выдачу потенциальному заявителю копии решения. Не могу не отметить, что изменение подхода к исчислению срока на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека не требует изменения Конвенции и в принципе – в соответствии со статьей 32 Конвенции – полностью находится в руках самого Страсбургского Суда. В любом случае уменьшение срока на подачу жалобы вряд ли можно приветствовать. Два месяца едва ли сравнимы с тем временем, в течение которого сам Страсбургский Суд рассматривает жалобы (хотя он и планирует постепенно свести его максимум к трем годам: одному до коммуницирования жалобы и еще двум годам с момента ее коммуницирования до принятия окончательного решения по делу, вероятно, не считая случаев его передачи в Большую Палату), в то время как эти два месяца могут быть чрезвычайно важны именно в сложных случаях, для рассмотрения которых в первую очередь и предназначен Страсбургский Суд, когда работа над жалобой действительно требует значительного времени. Попутно замечу, что текст проекта Протокола N 15 не содержит указания на то, подача какого именно документа — с точки зрения как содержания, так и формы — пресекает течение срока, предусмотренного пунктом 1 статьи 35 Конвенции, хотя на заседании Проектной группы этот вопрос поднимался (судя по отчету о заседании, не без влияния представителя ЕСПЧ; язык — английский, формат — PDF). Члены группы пришли к выводу, что решение этого вопроса выходит за рамки их компетенции и к тому же требует много времени.

Также, вероятно, следует обратить внимание на существенное изменение нового критерия приемлемости жалобы, введенного в подпункт B пункта 3 статьи 35 Конвенции Протоколом N 14 к Конвенции: «Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу… если он сочтет, что… заявитель не понес значительный ущерб, если только принцип уважения прав человека, как они определены в настоящей Конвенции и Протоколах к ней, не требует рассмотрения жалобы по существу и при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении никакого дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

Из нового критерия приемлемости исключается запрет на отказ в продолжении рассмотрения жалобы на нарушение, в результате которого заявитель не понес значительного ущерба, если дело не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом. Смысл данной гарантии — именно так сам Страсбургский Суд называл исключаемое положение — состоял в том, что лицо должно получить доступ к правосудию или на национальном (что, конечно, предпочтительно), или на европейском уровне. Это положение, по мнению ЕСПЧ, было созвучно часто упоминаемому им (и не только им) принципу субсидиарности защиты прав и свобод, предоставляемой Страсбургским Судом, который отражен в частности в статье 13 Конвенции, требующей наличия эффективного внутригосударственного средства правовой защиты от предполагаемого нарушения конвенционного права на национальном уровне. Замечу, что теперь принцип субсидиарности по активному настоянию Великобритании и ряда других стран — членов Совета Европы будет прямо включен в текст Конвенции — ее преамбулу (с целью акцентировать внимание на том обстоятельстве, что страсбургская защита является дополнительной по отношению к предоставляемой на внутригосударственном уровне национальными властями, которые находятся в более выгодной позиции по отношению к общеевропейскому суду и, главное, пользуются определенной свободой усмотрения в разрешении конфликтов между частными и общими интересами, свободой, которую ЕСПЧ должен уважать). А вот отражающий другую сторону субсидиарности элемент нового критерия приемлемости, напротив, исключается из Конвенции. Напомню также, что с 01 июня 2012 года право применять новый критерий приемлемости получили единоличные Судьи Европейского Суда по правам человека (см. пункт 2 статьи 20 Протокола N 14 к Конвенции), скорость принятия решений которыми (конечно, решений о неприемлемости жалоб, т.к. других они не принимают) несравнимо выше, чем скорость рассмотрения дел Комитетами и Палатами .

До 28 сентября 2012 года экспертам предложено представить свое мнение по поводу одобренного проекта Протокола N 15, а Секретариату поручено подготовить проект Пояснительного доклада к проекту нового Протокола.

Ниже я привожу неофициальный перевод на русский язык проекта Протокола N 15 к Конвенции (оригинал можно найти здесь; язык — английский, формат — PDF).



ПРОЕКТ ПРОТОКОЛА N 15  к Конвенции о защите прав человека и основных свобод  1950 г.

Преамбула

Государства — члены Совета Европы, подписавшие настоящий Протокол к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 4 ноября 1950 года (далее именуемой «Конвенция»);

принимая во внимание Декларацию, одобренную на Конференции высокого уровня о будущем Европейского Суда по правам человека, проведенной в Брайтоне 19—20 апреля 2012 года, а также Декларации, одобренные на Конференциях, проведенных в Интерлейкене 18—19 февраля 2010 года и Измире 26—27 апреля 2011 года;

принимая во внимание Заключение N ___ (20__) Парламентской Ассамблеи Совета Европы, принятое ____;

учитывая необходимость гарантирования того, что Европейский Суд по правам человека (далее именуемый «Суд») сможет продолжать играть свою выдающуюся роль в деле защиты прав человека в Европе,

согласились о нижеследующем:

Статья 1

В конце преамбулы Конвенции добавляется новый абзац следующего содержания:

[«Подтверждая, что в соответствии с принципом субсидиарности Договаривающиеся Стороны несут основную ответственность за обеспечение прав и свобод, гарантированных Конвенцией, действуя под надзором Суда, созданного на основании данной Конвенции, и в рамках пределов их усмотрения, определяемых Судом».]


Статья 2

1. В статью 21 Конвенции добавляется новый пункт 2 следующего содержания: «Судье должно быть менее 65 лет на день начала течения срока пребывания в должности».

2. Пункты 2 и 3 статьи 21 становятся пунктами 3 и 4 статьи 21 Конвенции соответственно.

Статья 3

Пункт 2 статьи 23 Конвенции исключается. Пункты 3 и 4 статьи 23 становятся пунктами 2 и 3 статьи 23 соответственно.

Статья 4

В статье 30 Конвенции исключаются слова: «если ни одна из сторон не возражает против этого».

Статья 5

В пункте 1 статьи 35 Конвенции слова «в течение шести месяцев» заменяются словами «в течение четырех месяцев».

В подпункте «b» пункта 3 статьи 35 Конвенции исключаются слова: «и при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении никакого дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

Завершающие и переходные положения

Статья 6

1. Настоящий Протокол открыт для подписания государствами — членами Совета Европы, подписавшими Конвенцию, и любыми другими Сторонами, которые могут выразить свое согласие быть связанными Протоколом путем

а) подписания без оговорки о ратификации, принятии или одобрении; или

b) подписания под условием обязательной последующей ратификации, принятия или одобрения, за которым следует ратификация, принятие или одобрение.

2. Ратификационные грамоты и документы о принятии или одобрении сдаются на хранение Генеральному секретарю Совета Европы.

Статья 7

Настоящий Протокол вступает в силу в первый день месяца, следующего по истечении трехмесячного срока, считая с даты, на которую все Стороны настоящей Конвенции выразили свое согласие быть связанными Протоколом в соответствии с положениями статьи 6.

Статья 8

1. Изменения, касающиеся требования к возрасту судьи, внесенные статьями 2 и 3 настоящего Протокола, не применяются к:

а) кандидатам, включенным в списки, представленные Высокими Договаривающими Сторонами Парламентской ассамблее в соответствии со статьей 22 Конвенции,

b) действующим судьям или

c) судьям, которые уже избраны

на дату вступления в силу настоящего Протокола.

2. В указанных случаях срок полномочий истекает по достижении семидесятилетнего возраста.

3. Изменения, внесенные в статью 30 Конвенции статьей 4 настоящего Протокола, не должны применяться к ожидающим рассмотрения делам, по которым одна из сторон до дня вступления настоящего Протокола в силу высказала возражение против предложения Палаты уступить свою юрисдикцию в пользу Большой Палаты.

[4. Пункт 1 статьи 5 настоящего Протокола вступает в силу по истечении одного года после дня вступления в силу настоящего Протокола. Пункт 1 статьи 5 Конвенции не применяется к жалобам, поданным до дня вступления в силу настоящего Протокола.]

5. Все остальные положения настоящего Протокола применяются со дня вступления его в силу, указанного в статье 7.

Статья 9

Генеральный секретарь Совета Европы уведомляет государства — члены Совета Европы:

a) о любом подписании;

b) о сдаче на хранение любой ратификационной грамоты или документа о принятии или одобрении;

c) о дате вступления в силу настоящего Протокола в соответствии с положениями статьи 7; и

d) о любом ином акте, уведомлении или сообщении, относящемся к настоящему Протоколу.

В удостоверение чего нижеподписавшиеся, должным образом на то уполномоченные, подписали настоящий Протокол.

Совершено в Страсбурге ______ на английском и французском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу, в единственном экземпляре, который хранится в архиве Совета Европы. Генеральный секретарь Совета Европы направляет заверенную копию каждому государству — члену Совета Европы и любым другим Сторонам Конвенции.

Источник