config

Просмотреть рейтинги Украины

Дешёвый хостинг и домены

Hosting Ukraine
echr

Особенность современного развития мира - это возникновение и обострение глобальных проблем, имеющих жизненное значение для судеб цивилизации. Речь идет о насущной необходимости разоружения, охране окружающей среды, воздушном и космическом пространстве, Мировом океане, ресурсах планеты, о необходимости покончить с голодом, нищетой, об использовании достижений научно-технического прогресса на благо всего человечества [1].

Вряд ли можно рассчитывать на установление глобальной или международной безопасности, если какие-либо государства, соблюдая свои обязательства в отношении других членов международного сообщества в военно-политической области, будут в пределах своих границ попирать элементарные права собственных граждан. Как показывает жизнь, игнорирование прав личности во внутригосударственной сфере почти всегда влечет за собой нарушение государством своих международных обязательств вообще. Именно поэтому одним из основных принципов современного международного права является принцип уважения прав человека [2].

Принцип уважения прав человека утвердился в качестве одного из принципов международного права в 1945 году с принятием Устава ООН. В Уставе он не назван среди принципов международного права. Однако считается, что, поскольку в п. 3 ст. 1 Устава указывается, что одной из целей ООН является осуществление международного сотрудничества "в поощрении уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии", Устав косвенно закрепил этот принцип. Это подтверждается ст.55 Устава, где говорится о том, что ООН содействует "всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии". В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ/ОБСЕ) 1975 года уже прямо говорится о принципе уважения прав человека [3].

5 мая 1949 года правительства Королевства Бельгии, Королевства Дании, Французской Республики, Королевства Нидерландов, Королевства Норвегии, Королевства Швеции, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии приняли решение учредить Совет Европы, состоящий из Комитета представителей правительств и Консультативной Ассамблеи, и с этой целью приняли Устав Совета Европы, определяющий статус этой организации[4].

В мае 1948 года представители многих организаций, выступавших за европейскую интеграцию, собрались в Гааге на Конференцию Международного комитета движений за европейское единство[5].

Многие ожидали, что в числе первых задачами Совета будут подготовка и обеспечение действия конвенции о правах человека для Европы. Действительно, ст. З Устава Совета провозгласила: «Каждый Член Совета Европы должен признавать принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под ее юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами».

Но на первой сессии Комитета министров 9 августа 1949 года пункт о правах человека был исключен из обсуждения, так как " этот вопрос уже был подробно обсужден Организации Объединенных Наций в ходе прений, завершившихся принятием Всеобщей декларации прав человека".

Несмотря на решение Комитета министров, многие делегаты Консультативной Ассамблеи проявили интерес к подготовке специальной конвенции о правах человека для Европы. Представитель Дании Расмуссен 3 августа 1949 г. опроверг мнение о том, что работа в области прав человека в Европе будет лишь дублировать усилия Организации Объединенных Наций:

"Хотя вопрос о правах человека долго обсуждался в Организации Объединенных Наций, до сих пор не удалось подготовить документ, который хорошо вписывался бы в международное право. Всеобщей декларации недостает точности. Иначе и быть не могло, если учесть различия цивилизаций и форм правления в разных государствах - членах Организации Объединенных Наций. Совсем иное дело обсудить данный вопрос исключительно на западноевропейской основе: в этом случае можно было бы подготовить документ, обязательный с юридической точки зрения".

Реагируя на такую критику, 12 августа 1949 г. Комитет министров согласился включить вопрос о правах человека в повестку дня Консультативной Ассамблеи. Новый пункт был озаглавлен следующим образом:

"Меры по достижению объявленной цели Совета Европы в соответствии со статьей 1 Устава в отношении сохранения и дальнейшей реализации прав человека и основных свобод".

19 августа 1949 года проект Европейской конвенции о правах человека был направлен в Комитет Консультативной Ассамблеи по юридическим и административным вопросам. Юридический комитет заседал с 22 августа по 5 сентября 1949 года. 5 сентября 1949 года Юридический комитет представил доклад Консультативной Ассамблее, в котором поддержал идею "установления коллективных гарантий важнейших прав и основных свобод". В предложенном Юридическим комитетом проекте перечислялись двенадцать существенных прав, каждое из которых сопровождалось прямой ссылкой на статьи Всеобщей декларации прав человека; как отдельным лицам, так и государствам предоставлялось право подавать петиции в Комиссию; Комиссия и Государства могли передавать дела в Суд.

Центральным стал вопрос о возможности для отдельных лиц подачи индивидуальных петиций в Комиссию. Проблема была весьма деликатной. Существовала перспектива «кипы заявлений от отдельных лиц, вообразивших, что у них есть те или иные жалобы на страну...» (представитель Ангоуд-Томас, Великобритания). Однако необходимо было дать возможность отдельному человеку "утвердить достоинство индивидуального человеческого духа" (представитель Максвел-Файф, Великобритания)[6].

8 сентября 1949 года Консультативная Ассамблея шестидесятью четырьмя голосами против одного при двадцати одном воздержавшемся одобрила доклад Юридического комитета; в него были внесены несколько поправок, рекомендации создать Суд и Комиссию, а также закрепить право на подачу индивидуальных петиций. Затем утвержденный Ассамблеей проект Конвенции был передан в Комитет министров, который 5 ноября 1949 года предложил правительствам государств-членов Совета Европы назначить экспертов в состав комитета, который должен был подготовить собственный проект конвенции, уделив "должное внимание прогрессу, достигнутому в данном вопросе компетентными органами ООН".

Комитет экспертов, состоявших из авторитетных юристов, законодателей, судей и профессоров права из двенадцати стран, входивших тогда в Совет Европы, заседал в Страсбурге со 2 февраля по 10 марта 1950 года.

16 марта Комитет экспертов представил Комитету министров свой доклад. В него Комитет включил собственный "предварительный проект конвенции", который, как он отметил, был "подготовлен на основе проекта Консультативной Ассамблеи".

Однако Комитет заявил о неготовности окончательно решать вопрос о подробном изложении перечисленных в проекте прав и о том, следует ли включать в него положения о Суде, поскольку речь шла, по сути дела, о политических решениях; вместо этого он представил альтернативные тексты по обоим вопросам.

Получив доклад Комитета экспертов, Комитет министров 1 апреля 1950 года постановил созвать конференцию высших должностных лиц правительств государств-членов "для подготовки почвы для политических решений, которые должны были быть приняты Комитетом министров".

Конференция высших должностных лиц проходила с 8 по 17 июня 1950 года. В докладе Комитету министров участники Конференции отметили, что четыре страны (Ирландия, Италия, Турция и Франция) выступают за простое перечисление прав, как и предлагала Консультативная Ассамблея, а еще четыре страны (Греция, Норвегия, Нидерланды и Соединенное Королевство) - за подробное определение прав. Предложенный Конференцией текст был компромиссом между двумя позициями, в конечном счете, приемлемым для большинства участников.

Перечень прав был согласован, но продолжали бушевать споры о роли Суда и о праве подачи индивидуальных петиций; в этот период проект Конвенции вернулся в Комитет министров. В августе 1950 года Комитет министров решил сделать и юрисдикцию Суда, и Право подачи индивидуальных петиций факультативным [7].

Так, в рамках Совета Европы 4 ноября 1950 г. была принята Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Это система, позволяющая конкретным индивидам вносить соответствующие жалобы - ходатайства через органы того или иного государства, а гражданам стран, подписавших протокол Конвенции, обращаться непосредственно в Комиссию по правам человека. Комиссия, состоящая из независимых лиц, оценивает обоснованность таких обращений, после чего передает их в Европейский суд по правам человека [8].

Одним из условий приемлемости индивидуальных жалоб является исчерпание внутренних средств защиты [9].

В качестве лишь просто Европейского биля о правах разработанная и принятая Конвенция мало чем может доказать свою исключительность на международной арене. Суть Конвенции - два факультативных условия, которые создают важнейшие компоненты механизма реализации: Статья 25, дающая как отдельным лицам, так и государствам право подавать петиции в Европейскую комиссию по правам человека, и Статья 46, уполномочивающая Европейский суд по правам человека заслушивать и рассматривать дела, переданные в него Комиссией [10].

Принципиальным отличием Европейской конвенции от иных международных правовых актов о правах человека является то, что на основе ее положений создан механизм контроля за соблюдением закрепленных в ней прав и свобод [11].

Созданный в 1950 году с принятием Европейской конвенции по правам человека двухзвенный механизм защиты прав человека на европейском уровне с течением времени стал все более выявлять свои слабые стороны и давать сбои. В первую очередь, это было связано со значительно возросшим количеством дел, передаваемых на рассмотрение Суда и Комиссии по правам человека, что существенно сказалось на длительности процесса изучения материалов дела и вынесения решения. В некоторых случаях рассмотрение дел затягивалось на период свыше пяти лет, что, безусловно, серьезно отражалось на эффективности принимаемых решений. Уже в 1980-е годы многие политики и эксперты справедливо ставили вопрос о необходимости слияния Комиссии по правам человека и Страсбургского Суда, мотивируя это неспособностью двухзвенного механизма эффективно справляться с возросшим количеством поступающих на рассмотрение дел.

Вступление в Совет Европы восточноевропейских государств на рубеже 80 - 90-х годов привело к тому, что на сегодняшний день сорок шесть стран признали абсолютную юрисдикцию судебного механизма Совета Европы, и соответственно, количество обращений, направленных в Суд, увеличилось во много раз. В начале 90-х реформа судебного механизма Совета Европы стала фактически настолько необходимой, что это не вызывало сомнений даже у самых крайне настроенных скептиков [12].

Чтобы до конца понять основные цели и аспекты реформы 1998 года, следует напомнить о том, какой была в организационном плане ранее действующая система защиты прав человека в рамках европейской Конвенции.

Эта Конвенция в ее первоначальной редакции устанавливала в целях этой защиты юрисдикционный механизм, который в ст. 19 был определен следующим образом: «Для обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами, по настоящей Конвенции образуются:

а)Европейская Комиссия по правам человека, далее именуемая «Комиссия».

б)Европейский Суд по правам человека, далее именуемый «Суд». Однако Конвенция наделила юрисдикционными, а точнее квазиюрисдикционными полномочиями и еще один орган - Комитет министров Совета Европы. В соответствии с п.2 ст. 31 Конвенции (в прежней редакции) именно в этот орган направлялся доклад Комиссии по итогам рассмотрения ею жалобы. И только после этого дело могло быть передано Комиссией в Суд. Если в течение трех месяцев с даты направления доклада Комитету министров дело в Суд передано не было, то Комитет сам решал вопрос, имело ли место нарушение Конвенции; любое такое решение было обязательным для государства-участника (ст. 32 Конвенции в прежней редакции). Таким образом, так называемый контрольный механизм Совета Европы наряду с собственно юридическим механизмом (Комиссия и Суд), включал также и Комитет министров, и сам Суд, признавал, что в отношении принятия решений по делу "не существует различия между компетенцией Комитета министров и Суда", и что они "по своему положению дополняют друг друга" [13].

Ситуация была явно двусмысленной и противоречивой; на политический орган, каким является Комитет министров, были возложены юрисдикдионные функции, причем осуществлялись они без гарантий судебной деятельности. В литературе, освещающей опыт Совета Европы по защите прав человека, неоднократно подчеркивалось, что отсутствие гласности, неучастие заявителей и их представителей, недоведение до их сведения равно как и до сведения других заинтересованных лиц) мотивов, обосновывающих принятое решение (его текст нигде публично не оглашался), превращало эту деятельность Комитета министров в своего рода "черный ящик" [14].

В ноябре 1991 года министры иностранных дел стран-членов Совета Европы на очередном заседании Комитета министров поручили секретариату Совета Европы незамедлительно заняться работой по реформированию контрольно-судебного механизма, созданного в рамках Европейской Конвенции по правам человека. Идея преобразования европейского судебного механизма нашла практически полное понимание в Парламентской Ассамблее Совета Европы, которая в своей Рекомендации №1194 Комитету министров Совета Европы высказалась в пользу создания постоянно действующего Суда вместо существовавших одновременно Комиссии по правам человека и Суда. В мае 1993 года Комитет министров Совета Европы на своей 92-й сессии принял решение преобразовать ad hoc [15]. Комитет по правам человека. Его главной задачей являлась разработка текста дополнительного Протокола к Европейской Конвенции по правам человека о реформировании контрольно-судебного механизма Совета Европы и передача его на одобрение встречи на высшем уровне глав государств и правительств Совета Европы. Встреча состоялась в Вене в октябре 1993-го года. Руководители европейских государств поддержали предложенную реформу, и в принятой по итогам встречи Венской декларации от 9 октября 1993 года было отмечено, что "целью реформы является повышение эффективности средств судебной защиты, сокращение сроков процедуры рассмотрения дел и поддержание высокого качественного уровня механизма защиты прав человека". В результате предпринятых усилий Протокол № 11 был открыт для подписания 11 мая 1994 года. По существу Протокол призван был заменить тридцать семь статей Европейской Конвенции по правам человека (с 19-й по 56-ю).

Протокол № 11 вступил в силу 1 ноября 1998 года [16].

Реформа окончательно лишила Комитет министров функции принятия окончательного решения. Тем самым из юрисдикционной деятельности, осуществляемой на основе Конвенции, "исчез политический элемент, который в определенном смысле присутствовал в деятельности Комиссии и в особенно большой степени в праве Комитета министров разрешать дела, не передававшиеся в Суд". Вместе с тем на Комитет министров по-прежнему возложен надзор за исполнением решений Суда.

Еще более важным и радикальным шагом и результатом судебной реформы стало упразднение Европейской Комиссии по правам человека. Как мы видели, на первых этапах деятельности юрисдикционного механизма она играла в нем роль первой скрипки. От нее зависела судьба жалобы, она решала вопрос о ее приемлемости, создавала "досье дела", и ее доклад и выводы, хотя и не связывали Суд, но во многом предопределяли как характер рассмотрения, так и решение по делу. Не случайно Суд часто сравнивали со второй судебной инстанцией. Упразднение Комиссии означало принципиальное изменение процедуры справедливого судебного разбирательства юрисдикционным органом Совета Европы.

В действующей ныне редакции Конвенции ее ст. 19, получившей название "Учреждение Суда", звучит так: "В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, образуется Европейский Суд по правам человека, далее именуемый "Суд". Он работает на постоянной основе". Юрисдикция этого Суда признана всеми государствами членами Совета Европы без каких-либо оговорок.

Таким образом, первый аспект реформы - преобразование юрисдикционного (контрольного) механизма Совета Европы, в результате чего этот достаточно сложный и громоздкий механизм был заменен единым органом Судом.

Второй ее аспект, тесно связанный с первым, - серьезные изменения в организации и порядке деятельности самого Суда. Три ключевых момента в концентрированном виде отражают эти изменения:

-во-первых, Суд отныне работает на постоянной основе (а не в порядке ежемесячных непродолжительных сессий, как это было ранее);

-во-вторых, на Суд ложится формирование "судебного досье" по каждому принятому к рассмотрению делу;

-в-третьих, сам Суд решает теперь вопрос о приемлемости жалобы (что нередко не так-то просто) и сам должен содействовать процедуре мирного урегулирования споров [17].

Решение Европейского Суда окончательно и обязательно для государств-участников. В этой связи можно утверждать, что Европейская конвенция с ее контрольным механизмом носит не межгосударственный, а надгосударственный характер. Контроль за соблюдением прав человека перестал быть чисто национальным, внутренним делом европейских государств, которые добровольно подчинили себя юрисдикции независимого наднационального судебного органа, имеющего право принимать юридически обязательные для них решения. Более того, для национальных судов и правоохранительных органов является обязательным толкование Конвенции, даваемое Европейским Судом [18].

Конвенция - сравнительно небольшой документ. В ныне действующей редакции 2006 г. ее основной текст составляют короткая Преамбула и 59 статей, разбитых на три раздела. Первый раздел "Права и свободы" (ст. 2-18) содержит основную часть каталога прав и свобод, гарантируемых Конвенцией. Второй раздел "Европейский Суд по правам человека" (ст. 19-5 1) содержит нормы, определяющие порядок формирования Суда, его организацию и основные процедурные правила. Третий раздел "Прочие положения" (ст. 52-59) содержит нормы, отражающие в большинстве своем международно-правовой статус Конвенции.

Основной текст Конвенции дополняют протоколы, постепенно пополнившие каталог прав и свобод, охраняемых Конвенцией, а также вносившие в нее структурные и некоторые процессуальные новеллы. Как неоднократно подчеркивал Суд, Конвенция и Протоколы "составляют единое целое".

Существует мнение, что система дополнения и изменения Конвенции Протоколами сложилась в какой-то мере случайно. Конвенция принималась в ускоренном темпе, и уже в момент принятия стали очевидны пробелы в каталоге прав. Поэтому в 1952 г. (до вступления Конвенции в силу) был принят Дополнительный Протокол (№ 1), пополнивший каталог правом на защиту собственности, на образование и свободные выборы.

Всего за время действия Конвенции было принято 14 Протоколов. Из них Протоколы № 2, 3, 5, 8, 10, 11 инкорпорированы в текст Конвенции.

Таким образом, Конвенция состоит из Преамбулы, трех разделов и шести Протоколов, сохранивших прежние номера: № 1 (его официальное название «дополнительной Протокол», принят в 1952 г., вступил в силу в 1954 г.), №4 (принят в 1963 г., вступил в силу в 1968 г.), №6 (принят в 1983 г., вступил в силу в 1985 г.), №7 (принят в 1984 г., вступил в силу в 1988 г.), Протокол №12 (принят в 2000 г., вступил в силу в 2005 г.), №13 (принят в 2002 г., вступил в силу в 2003 г.)

Инкорпорации этих Протоколов в новый текст, очевидно, помешало то, что до сих пор их ратифицировали не все государства-участники.

Протокол № 14, вносящий изменения в контрольный механизм Конвенции, был открыт для подписания 13 мая 2004 года. Россия - единственное государство, подписавшее, но не ратифицировавшее Протокол [19]. В соответствии со ст.19 Протокол вступит в силу с первого дня месяца, следующего за трехмесячным периодом после ратификации документа всеми сторонами (запланированный период ратификации Протокола всеми странами истек 31 октября 2006 года). Таким образом, Россия на сегодняшний день тормозит новый этап реформы Суда. Однако, на церемонии передачи председательства в комитете министров Совета Европы от России к Сан-Марино глава думского комитета по международным делам Константин Косачев сообщил, что 14-й протокол будет ратифицирован всеми инстанциями до конца этого года [20].

Для повышения эффективности работы самого Суда в Страсбурге, новый протокол № 14 к Конвенции содержит следующие основные изменения:

-Явно неприемлемые дела: решения о неприемлемости в отношении этих дел, которые сейчас принимаются комитетом из трех судей, будут приниматься одним судьей, которому будут помогать не имеющие судебных полномочий докладчики. Идея состоит в том, чтобы повысить возможности Суда для отсева дел, то есть возможность отсеивать "безнадежные" дела.

-Повторяющиеся дела: когда дела связаны с одинаковым структурным недостатком на национальном уровне, то может быть предложено рассматривать такие дела в составе комитета из трех судей (а не из семи судей, как сейчас) в рамках упрощенной процедуры.

-Новый критерий приемлемости: с целью обеспечения для Суда большей степени гибкости, предлагается ввести новое условие для приемлемости (в дополнение к существующим условиям, таким как исчерпание внутренних средств обжалования, срок в шесть месяцев). В соответствии с этим условием, Суд может заявить о неприемлемости к рассмотрению тех жалоб, в рамках которых заявитель не пострадал от значительного ущерба, при условии, что "соблюдение прав человека" не требует от Суда полностью входить в дело и рассматривать его по существу. Однако, в целях обеспечения юридической защиты заявителей, которым не был нанесен значительный ущерб, Суд будет не в праве считать их жалобу неприемлемой, если в стране заявителя не предусмотрены соответствующие средства правовой защиты.

В соответствии с проектом Протокола Комитету Министров предоставляется право, если он примет решение двумя третями голосов, начать рассмотрение в Суде тех случаев, когда государство отказывается выполнить решение Суда. Комитет Министров получит также дополнительные полномочия и в том, чтобы просить Суд дать толкование судебному решению. Это поможет Комитету Министров в его задаче следить за

исполнением судебных решений и, особенно, в определении того, какие меры необходимо принять, для того чтобы решение было исполнено.

Другие меры в проекте Протокола включают изменение срока пребывания судей на своем посту с действующего срока в шесть лет, который может быть продлен еще на один срок, на один срок в девять лет. Предлагается также и положение, которое позволяет обеспечить возможность присоединения к Конвенции Европейского Союза [21].

Эта ситуация, в частности, объясняет, почему и на будущее время сохранен порядок дополнения Конвенции и внесения в нее изменений путем принятия Протоколов к ней. Этот порядок, хотя и лишает Конвенцию структурного единства, имеет и свое преимущество, давая государствам-участникам возможность выразить в процедуре ратификации Протокола свое отношение к предложенным дополнениям и изменениям.

Конвенция - двуязычный документ. Официальные языки Совета Европы английский и французский, соответственно и Конвенция принята на двух этих языках, причем, как особо оговорено в ее ст. 59, "оба текста имеют одинаковую силу". Уровень идентичности текстов достаточно высок, и двуязычие не порождает труднопреодолимых разночтений и различий. Тем не менее, отдельные расхождения, несоответствия, погрешности были выявлены правоприменительной деятельностью Суда.

Частично они объясняются тем, что Конвенция принималась достаточно быстро, поправки в проекты вносились на разных языках, причем некоторые из них были приняты в последний момент [22].

Права и свободы закрепленные в Конвенции обычно делят на процессуальные и материальные права. К процессуальным правам относятся положения Конвенции, которые рассматривают принципы судебного разбирательства. Например, ст. 5 «Право на свободу и безопасность», включающая случаи и порядок лишения человека прав и свобод, ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство», содержащая принцип презумпции невиновности, ст. 1 Протокола № 7 «Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев».

Остальные права, содержащиеся в Конвенции и не связанные с судебной процедурой, такие, как: обязательство уважать права человека (ст. 1), право на жизнь (ст. 2), запрещение рабства и принудительного труда (ст. 4) и др., относятся к материальным [23].

Первые сконцентрированы в разделе II "Европейский Суд по правам человека" и, как видно уже из этого названия, определяют порядок формирования Суда, его компетенцию, статус судей, внутреннюю структуру и т. п. Предмет процессуальных норм - определение основных аспектов процедуры прохождения дела, процессуальных форм

правоприменительной деятельности палат Суда и др. Однако в отношении как судоустройства, так и процесса Конвенция содержит по преимуществу общие, основополагающие нормы, которые, именно потому, что являются общими, требуют детализации. Этому служит Регламент Суда. В соответствии со ст. 26 (d) Конвенции Суд сам принимает его.

Действующий Регламент принят 4 ноября 1998 г. Он по объему больше Конвенции (104 статьи) и состоит из четырех разделов, которым предпослана обширная ст. 1, содержащая определение ряда основных понятий и терминов Регламента.

Нормоустанавливающее значение Регламента весьма значительно. Европейская Конвенция краткий документ; как таковая она не могла охватить всех деталей внутренней структуры Суда и в еще большей мере - процессуальных аспектов его деятельности. Поэтому Регламент не только детализирует нормы раздела II Конвенции, но и содержит такие правила, которые, будучи связаны с конвенционными нормами и развивая их, в определенном смысле можно назвать регламентарными нормами.

Материально-правовые нормы определяют содержание правоприменительной деятельности Суда. Это нормы раздела 1 Конвенции "Права и свободы" и дополняющих его Протоколов.

В аспекте того, как классифицируются правовые нормы в общей теории права, эти нормы можно отнести к правоохранительным, но не в смысле карательных норм уголовно-правового характера, а в значительно более широком плане. Это нормы, которые гарантируют и в этом смысле охраняют права человека, предусмотренные Конвенцией, в тех случаях, когда это не удалось сделать в рамках национального правопорядка.

Некоторые из этих прав охраняются путем прямых запретов. Таких норм в Конвенции девять, и в качестве примера можно привести ст.3 "Запрещение пыток", ст.4 "Запрещение рабства и принудительного труда", ст.3 Протокола № 4 "Запрещение высылки граждан и т. д. Прямо запретительный характер носит и ст. 17 "Запрещение злоупотреблений правами".

Другие материально-правовые нормы также по существу носят запретительный характер, но в них запрет выражен косвенно - указанием на конкретные права, защита которых от нарушений гарантируется Конвенцией. Таких статей большинство. При этом многие из них содержат вторую часть, где оговорены возможные ограничения этих прав государственными властями, если такие ограничения установлены законом и необходимы в демократическом обществе.

Из всех статей, содержащих такую вторую часть, наименьшее число возможных ограничений предусмотрено в ст.9 "Свобода мысли, совести и религии". Самый широкий перечень возможных ограничений содержит ст. 10 "Свобода выражения мнения".

Структурная особенность материально-правовых норм Конвенции в том, что это нормы-диспозиции и в них нет указания на санкцию. Но это не значит, что санкции нет. Конвенция предусматривает ее как общую для всех этих норм. Она содержится в ст.41 "Справедливая компенсация". Признав, что имело место нарушение Конвенции, Суд вправе присудить потерпевшей стороне денежную компенсацию, которую ей обязано выплатить в трехмесячный срок государство-ответчик [24].

Литература

[1]Блищенко ИП., Солнцева ММ. Мировая политика и международное право. М., 1991. 160с. С.126

[2]Черниченко С.В. Теория международного права. В 2-х томах. / Черниченко С.В. М.: НИМП, 1999. - ISBN 5-88720-021-9; 5-88720-022-7. С.365.

[3] Международное право: Учебник для студентов вузов по спец. «Юриспруденция», «Международные отношения», «Мировая экономика» / Отв.ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кравчикова. М.: Международные отношения, 1998. - 715 с. - ISBN 5-7133-1004-3. С.406 [4]Устав Совета Европы Бессарабов В.Г.Европейский суд по правам человека, 2003 г. С.148 [5]Дженис, М. Европейское право в области прав человека: практика и комментарии / Марк Дженис, Ричард Кэй, Энтони Бредли. - М. - Будапешт: Права человека - Ин-т по Конституционной и Законодательной политике <COLPI>, 1997. - 607 с. - ISBN 5-7712-0036-0.

С.21

[6]Дженис, М. Указ. соч. С.25-27

[7]Дженис, М. Указ. соч. С.28-32

[8]Цыганков, П.А. Теория международных отношений: Учебное пособие / П.А. Цыганков. М.: Гардарики, 2004. - 590 с. - ISBN 5-8297-0106-5. С.225

[9]Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России Российская Юстиция. - 2001. №8. [10]Дженис, М. Указ. соч. С.45

[11]Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России Российская

Юстиция. - 2001. №8.

[12]Топорнин, Н.Б. Реформа судебного механизма Совета Европы: новый Суд на пороге XXI века / Н.Б. Топорнин Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: проблемы реализации в России. - Н.Новгород, 1999. - Т.2.

[13]Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2 т. - М.: НОРМА, 2000. Т.1С.25.

[14]Энтин, Л.М. Международные гарантии прав человека: Практика Совета Европы / Л.М. Энтин.

М.: Международные отношения, 1992. - 237 с. - ISBN 5-7133-0538-4. С.127.

[15]Юр. Создаваемый в каждом отдельном случае; для данного специального случая; для данной

специальной цели.

[16]Топорнин, Н.Б. Указ. соч.

[17]Туманов, В.А Европейский суд по правам человека: очерк организации и деятельности / В.А. Туманов. М.: НОРМА,2001. - 295 с. - ISBN 5 -89123-541-2. С.12-15

[18]Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России Российская

Юстиция. - 2001. №8.

[19]См. Таблица подписей и ратификаций Протокола № 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящий изменения в контрольный механизм Конвенции. Статус на 22.11.2006

[20]Россия и Европа культурно провели полгода Газета Коммерсант. № 214 (№3545) от 16.11.2006. http: www.kommersant.ru/doc.html?docId=722040

[21]Протокол № 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящий изменения в контрольный механизм Конвенции (СДСЕ № 194). Резюме договора http: conventions.coe.int/Treaty/RUS/Summaries/Html/194.htm

[22]Туманов, В .А Указ. соч. С.67-89

[23] Хартли, Т.К. Основы права Европейского Сообщества: Введение в конституционное и административное право Европейского Сообщества / Т.К. Хартли. М.: Закон и право: ЮНИТИ,1998. - 647 с. - ISBN 0-19-876325-5. С.16-17

[24] Туманов, В.А Указ. соч. С.67-89

Кузьмина Ю. А. Нижегородский Государственный Университет им. Н.И. Лобачевского. Электронный научный журнал «ИССЛЕДОВАНО В РОССИИ»